Константин Нагаев: «Не каюсь за то, что я белый гетеросексуальный мужчина»
Дело 28.02.2019| 361
В наш век тотальной толерантности и феминизма человек традиционных устоев и ориентаций смотрится чуть ли не архаично. Как это так — не гей, не веган и даже биполярного расстройства нет? Пусть для Казахстана это звучит сильно утрированно, но даже у нас можно отхватить виртуальных люлей за неосторожное высказывание где-нибудь в Facebook.

Все это и многое другое мы обсудили с Константином Нагаевым — журналистом, публицистом, писателем и просто нормальным мужиком, который имеет четкую жизненную позицию и не боится ее озвучивать перед самой разной публикой. Это честное интервью — называем вещи своими именами.

Сколько вам лет?

Сорок два. И давай на «ты» — у нас в семье разговаривают на «вы», только когда ругаются.

Ок. У вас есть YouTube-проект, где классические произведения перенесены в миры современных игр. Как ты думаешь, это нормально — что мужики сегодня вернулись в детство и им уже не зазорно порубиться в «танки» или GTA?

Мужики играют, потому что могут. Многие говорят: «Вот наше детство было счастливое, мы палками гоняли по двору мертвых голубей». Чувак, у тебя просто не было планшета. Сегодня время такое — мы стрессуем постоянно, и игры — это такая отдушина, где ты вроде бы сам себе хозяин. Я лично играю только в «Цивилизацию», с тех времен когда это была еще восьмибитная игрушка. Для меня это медитация.

Проект «Классика в играх» построен на технических возможностях, которые дают эти игры. Все игровые платформы — это инструмент. Любой человек с минимальными техническими навыками может снять фильм по своему сценарию, не используя актеров. Так получилось засунуть «Евгения Онегина» в GTA, а «Горе от ума» — в The Sims.

Насколько такой интеллектуальный юмор «зашел» публике? Сейчас ведь эпоха мемов — посмотрел картинку или вайн, поржал и пошел дальше.

У нас юмор не настолько интеллектуальный. И здесь не было задачи научить чему-то. Мы взяли классику, потому что она более-менее на слуху. Люди зачастую используют слова из «Онегина» или «Ревизора», но не понимают, что это было взято из этих произведений. «В деревню, в глушь, в Саратов» — это фраза из «Горе от ума». Мемы — это мемы, они живут отдельно. Они тоже делаются по классическим произведениям. Например, был опыт, когда Ромео и Джульетту превратили в переписку в твиттере. Вот и наша задача — развлекать.

Скоро выйдет «Преступление и наказание» на базе Half-Life и «Гроза» Островского на основе «Ведьмака». Совершенно, кстати, мерзопакостное произведение — изменила баба мужику, долго-долго мучилась, потом призналась и кинулась с обрыва. В принципе, вся русская литература того времени строится на таких вещах — мужик уходит в сторону, баба либо страдает, либо погибает.

Следишь за современной музыкой? Что живо — рок или рэп?

Ни то, ни другое, но, скорее, рэп. Я не то чтобы не люблю эту музыку, я ее не понимаю — она не вписывается в мою парадигму русского языка. Старый рэп — может быть. Возможно, еще французский мелодичный рэп, его приятно слушать. Все современные попытки сделать подобное, чаще всего, ужасны.


Я человек старый и со слишком избалованным вкусом. Мое — это алкоджаз с Томом Уэйтсом, блюз, Portishead. Люблю, когда есть мелодия и текст — это может быть и рок, и рэп, что угодно. Мне нравится старый русский рок — но опять же, вот сейчас приедет «ЧиЖ» и я не пойду на его концерт. Мне у них нравятся пять песен, и из-за них не буду кипишевать. Я ходил на концерты «Сплина» дважды — мне нравится Саша Васильев, у него прекрасные стихи, у него шикарная музыка, но третий раз не пойду. Я определился, что во всем объеме творчества у кого-то я воспринимаю 50 процентов, у кого-то 30, у других — всего пару песен, а остальные мне слушать неинтересно.

У меня есть мои дети — два хороших, крепких друга. Они как-то меня подсадили смотреть «Версусы». Я посидел, посмотрел и почувствовал, как поезд проехал через мою голову, но проехал мимо, и после него ничего, кроме грязных обосранных рельс, не осталось.

Со спортом такая же петрушка — из всего футбола я смотрю только финал чемпионата мира. А кто говорит, что это неправильно, — я им говорю: «А идите вы н...й, смотрите свой футбол сами». Мне не интересна судьба 11 человек, бегающих по полю, чья стоимость суммарно превышает бюджет Ватикана.

Я не фанат вообще ничего. Я не болею ни играми, ни литературой, ни музыкой — ничем. У меня есть свои приоритеты — я люблю путешествовать, люблю Грузию. Я люблю книги, но не болею авторами — прочитал, закрыл, забыл. Получил эмоциональную пищу — и хватит.


При этом ты и сам пишешь — у тебя вышла книга «Сорок тысяч».

Есть в заготовках и другие книги, но я сейчас сместил свои акценты с творчества на финансы, поскольку деньги сейчас нужны. Книга, конечно, тоже принесла немного денег, но на это не проживешь. Хотя это все не ради денег — а ради известности, которая потом, возможно, и принесет деньги. Я очень прагматичен в этом вопросе.

Сейчас есть три книги в черновиках, две почти готовы, все не доходят руки собрать это все и выдать. Одна из них будет похожа на «Сорок тысяч» по стилистике — это мужской сентиментальный роман. Вторая написана в жанре «пелевинской» фантасмагории.

«Пелевинское» пишется на трезвую голову?

По-разному. Пелевин прекрасно заходит с похмелья, а также в странах, где запрещен алкоголь. К примеру, в Эмиратах он читается как «не в себя», потому что выпить хочется, а нечего, и тут тебе попадается Пелевин.


Считаешь себя толерантным?

Безусловно. Я очень терпимый человек по отношению ко всему. Но ровно до тех пор, пока это не перелазит на мою территорию. Я не каюсь за то, что я белый, за то, что я мужчина и что я гетеросексуален. В общем, за все, что требует толерантности сейчас. 

Стругацкие как-то сказали, что следующим фашизмом будет антифашизм.

Вот сейчас толерантность — это новый фашизм, когда ты должен быть лесбиянкой — черной, одноногой и с биполярным расстройством — и все это должны уважать и любить. Я спокойно к этому отношусь. Хочешь страдать биполярным расстройством — пожалуйста. Хочешь страдать идеальным пищевым расстройством — я имею в виду веганство — пожалуйста. Оно так и называется, я читал — идеальное пищевое расстройство, которые ты устраиваешь сам себе, и еще гордишься этим и призываешь всех присоединиться к своему мозговому гастриту.

Серьезно — я очень толерантен. Если со мной рядом будет сидеть гей или черный, я не буду против. Но если он скажет: «Ты не можешь об этом говорить, потому что ты не черный или гомексуалист...» Если он м...к, то без разницы, гей он или нет. Как только на мою территорию зайдут, как только скажут, например: «Тебе нужно отказаться от мяса», и человек тут же разворачивается и идет н...й.

Говорят: «Мне кажется, тебе нужно как-то более корректно относиться к гомосексуалистам». Я их не бью, они не бьют меня — у нас с ними договор. Я не лезу к ним в кровать — они не лезут ко мне в кровать, меня это устраивает. Но целоваться с мужиком просто потому, что так принято, я не стану. Как и выдумывать себе какое-нибудь очередное расстройство, уже триполярное, наверное, — все эти новые модные болезни.


Расскажи о последнем случае, когда ты столкнулся с излишней толерантностью.

Недели две назад сидели с друзьями в пабе. Шел околобрутальный разговор, все ржали, с нами сидели девушки и тоже смеялись, выпивали. Я начинаю рассказывать: «Мы со своей бабой...», и одна мне тут же: «Нельзя говорить так». Вот и все, она сразу развернулась и пошла н...й. Мне даже не было интересно ее объяснение, почему так говорить нельзя.

Одна знакомая пыталась подсадить меня на веганство. Но если я ем мясо — это мой выбор. Относись с уважением к скотине, которую я жру. Из-за таких, как ты, свиней все равно убивают, просто туши выбрасывают в овраг. Я их доедаю — я санитар в компании ваших толерантных друзей.

Что думаешь по поводу феминисток?

Феминизм по факту — это исторический процесс — выравнивание женщин в правовом поле и социальном. Все становится на свои места — женщины должны получать столько же, сколько и мужчины, женщины могут голосовать и быть избранными — я не знаю, что им там еще нужно — укладывать шпалы, набухиваться и драться с соседями — они имеют на это полное право, я абсолютно за. Опять-таки ровно до того момента, пока они не переходят на мою территорию и не начинают говорить мне, что я должен делать — снизить градус и быть корректным.

Слушай, подруга, ты боролась за то, чтобы быть со мной в равных правах. Делай все то же самое, если хочешь, я тебе разрешаю — наступи мне на ногу в автобусе, устрой драку, вытащи чувака на улицу и надавай ему по соплям, если это входит в парадигму твоей жизни. Я буду жить, как я хочу.

Наши феминистки еще смешнее. Взять ту же историю с рекламой Reebok, которая показала разницу. В оригинале говорится: «Не надо стесняться того, что ты сильная», а у нас тупо предложили пересесть мужикам на лицо.


В прошлом году феминистки вышли на акцию с прокладками — так они боролись против стигматизации месячных.

Среди них были мои знакомые. Но я не понимаю посыла, при чем тут стигматизация? В любой аптеке есть прокладки, любой может их купить. В чем затык? Что, где-то в архаичных семьях, в дальних аулах кто-то запрещает пользоваться прокладками? Возможно, я не силен в культурологии. Но объясните мне, почему вы стоите на Арбате, а не в этом селе?

Еще пример. Феминистки борются с насилием в семье. Да, в Казахстане сделали большой шаг назад, по факту декриминализировав побои в семье. Это очень плохо. Но, с другой стороны: вы боретесь с этим на алматинских центральных улицах, а женщин бьют все в тех же аулах. Вы не хотите ехать туда, а хотите стоять здесь, в теплом месте, получая, наверное, какие-нибудь гранты на борьбу с тем, чего именно здесь по факту нет.


Напомни, у тебя две дочери?

Да, они сейчас учатся в России. Старшая в следующем году оканчивает университет — она будет ветеринаром. Это ее выбор. Младшая пошла в технологический- Институт Пищевого Производства.

Детей бить можно?

И да, и нет. Иногда бывают случаи... У меня со старшей дочерью однажды была драка. Мы дрались по-честному, раз на раз.

В воспитательных целях?

Как бы в воспитательных, но мы сначала нормально разговаривали, потом эмоции перешли через грань... Мы даже не помним, кто первый начал — она уже взрослая была, школу оканчивала. Мы друг друга немного намутузили, потом поржали над этим и пошли пить чай.

Я никогда не наказывал детей физически, но иногда был по отношению к ним агрессивен. Потому что дети, как любые живые существа, могут быть... невыносимо тупыми. И иногда приходилось их немного запугивать. Ребенок иногда испытывает тебя на износ: «Продавлю его еще немного, он, наверное, прогнется, и тогда я получу, что хочу». В таких случаях, бывало, угрожал подзатыльниками, правда, до рукоприкладства дело никогда не доходило. Можно и нужно быть жестким. Когда у тебя в семье есть маленький говнюк, который ведет себя, как маленький говнюк, потому что он хочет проверить, может ли он вести себя, как маленький говнюк, то единственный способ его остановить — быть жестким. В реальной жизни его будут останавливать достаточно некорректно. Если ребенок перестает следить за языком и своим поведением, его нужно ставить на место.


Самое крутое, чему ты научил своих детей.

Самостоятельно решать проблемы. Когда они поступали в институт, я сразу сказал: «Я не буду делать по этому поводу ничего, вообще ничего. Могу помочь, но только на уровне консультации. А ты сама определяешься со специальностью, выбираешь вуз, ищешь жилье, собираешь документы и смету на поездку».

Я их не учил жить, не навязывал музыкальных вкусов. Да, показывал, что мне нравится, но не заставлял принимать мою сторону. Я всегда разрешал им с собой спорить — но только аргументированно, не переходя на личности. У меня с дочерями прекрасные отношения, мы общаемся как друзья. Старшая уже может покупать алкоголь — это тоже меня радует. Зимой она однажды сказала: «Батя, я куплю тебе пива». Пошла на бар и купила мне пиво, принесла и поставила. И это было прекрасно, потому что это то, что я хочу получать от детей. Не в смысле — пиво, я имею в виду самостоятельность. Старшая уже зарабатывает деньги — ее изначально готовили к тому, что у нее не будет гиперподдержки, она не будет кататься как сыр в масле, ей нужно будет самостоятельно учиться выживать во взрослом мире.

В остальном же я не идеален. Я бухаю, иногда могу поскандалить по пьяни, докопаться до дочерей... Но без этого: «Ты меня уважаешь?» Обычный неправильный человек.

В меру неправильный?

Полностью неправильный, потому что у меня нет правил.

Беседовал: Дмитрий Хегай
Иллюстрации: из личного архива К. Нагаева, Facebook/wl13bar, www.tengrinews.kz.




Gagarin рекомендует
Рекомендуем
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500