Ержан Рашев о том, как любят женщины
Девушки 31.07.2017| 3570
«Напиши о сексе» – самая частая просьба, которую я слышу от редакторов интернет-сайтов. «Но я ничего не знаю о сексе!» – отвечаю я им. «Тогда напиши про любовь. В ней-то ты смыслишь». «Писал много раз. Моя любовь – моя жена». «Тогда напиши про национальный характер в любви!» Так выглядит отчаяние редактора. Мне хочется возразить, но я понимаю, что фраза «Напиши про национальный характер в любви» звучит, как «Напиши что угодно». А это я, в принципе, умею.

Я не собираюсь писать здесь совершенно очевидные вещи о природе женской сексуальности. В каждой стране мира есть фатально прекрасные девушки, из-за которых мы теряем голову и делаем кучу ошибок. Если такая девушка согласилась с тобой познакомиться и созвониться, в твоей жизни наступают удивительные дни. Мне посчастливилось пожить в эпоху, когда не было соцсетей и влюбляться было просто. Да и попутешествовать удалось, поэтому к моим 32 годам можно сделать некоторые выводы.

В искусстве любви золотую медаль, безусловно, заслуживают еврейки. Еврейская женщина, как нимфоманская книга, которую читаешь с удовольствием, если уделяешь ей должное внимание. В ней есть какая-то порочная тайна Древнего Востока, а ведь именно тайна необходима для сильного влечения. Это вам не поцелуйчики за углом, а настоящая литература. Однако дочь еврейского народа не западет на тебя просто так. Тут надо чем-то выделяться из толпы. Есенин писал: «Кто бы читал меня, кабы не еврейские девочки!». Если в тебя влюбилась страстная еврейка – гордись этим.

Американки требовательно агрессивны. Эти жопастые Сьюзан и Мэри стремятся поразить мужчину, ранить его. В них много собственного переоцененного мужского «я». Не знаю как для тебя, для меня это проблема. Самые чувственные американки – пуэрториканского происхождения. Черноволосые, с темноватой кожей, они предпочитают жесткость в постели. В студенчестве я долгое время встречался с пуэрториканкой, которая с ненавистью называла меня Чингисханом.

Если ты не поклонник страстных натур, езжай в Скандинавию. Там тебя ждут порядочные, положительные и уравновешенные женщины. Рослая, с большой грудью и красивым лицом, скандинавка станет твоей сильной и преданной подругой, которая родит тебе русых детей. Как говорил Уолтер Собчак в «Большом Лебовском»: красота – в простоте! От простоты, однако, иногда можно стать чуть-чуть грустнее.

Полная противоположность скандинавок – женщины России. Когда в 2008 году переехал из Нью-Йорка в Москву, я охреневал от русских женщин. Если американки гордились своей независимостью, то эти сходили с ума по зависимости от мужчин. Русские женщины брызжут в глаза фантастической красотой и эмоциональным богатством и в то же время удивляют своей аморальностью, трагедией и стервозностью. «Я хочу» или «я не хочу» – два жизненных состояния, в которых они пребывают. Винить их, впрочем, не в чем, они такие со времен Пушкина.

Перейдем к женщинам Великой степи, ради которых ты и начал читать эту колонку. Казахские девушки по натуре хмурые и невеселые, однако, притягивают и возмущают мужчин по всему миру. Почему? Для иностранца казашка – красивое экзотическое животное, в котором, опять-таки, присутствует тайна. Высокий рост, странные миндалевидные глаза, изумительно узкие коготки. Инопланетянка, а не человек. Плюс – трогательная беззащитность, которую мужчинам хочется защитить, весьма эффективно прикрывающая, впрочем, коварство. К тому же некоторые казашки замечательно развратны.


Больше всего в жизни, признаюсь, я все-таки влюблялся в европеек. В тощих алкоголичек-француженок. В бесстыжих испанок. И, конечно же, в нежных и страстных итальянок. На вкус и цвет товарищей, как известно, нет. Но от итальянской любви у меня до сих пор пробегают мурашки по спине. Итальянская любовь моей жены – как в фильмах Феллини, Висконти и Торнаторре – каждый день хлопает передо мной густыми ресницами и встряхивает сицилийскими локонами. В ней есть и тайна, и красота, и эмоциональность, и независимость. И сейчас, заканчивая колонку, я вижу эту любовь перед собой, мирно сопящую на смятых простынях.

«А теперь нужен вывод к этому послужному списку!» – говорит мне редактор. А вывод простой: мне грустно, что в 2015 году я согласился написать колонку о национальностях в любви. Потому что к этому времени у нас вообще не должно быть национальностей. Главное, чтобы у нас в сердце поселилась любовь.


Ержан Рашев

Gagarin рекомендует
Рекомендуем
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500