«Алматы Марафон – 2018». Как я два часа был спортсменом-профи
Спорт 24.04.2018| 420
Между профессиональными марафонцами и бегунами-любителями – пропасть. Преодолеть ее суждено единицам, и тем удивительнее мне, человеку, который в старших классах был освобожден от физкультуры, ехать на старт «Алматы Марафона – 2018» как на работу. И еще и получить за это деньги.

Отличить профессиональных спортсменов от любителей просто: профи получают за это деньги, а любители нет. Исключения, когда любитель переходит в ранг профи, случаются крайне редко, но иногда случаются. Свежий пример – администратор вечерней школы из Японии Юки Каваучи, который в апреле 2018 года выиграл Бостонский марафон. Или наш Алексей Сидоренко, который пришел в спорт в 2014 году и последние пару лет основательно треплет нервы лидерам на «Алматы Марафоне».

Результатов Юки или Алексея, выступающих в моей возрастной категории, мне не достичь. По крайней мере без серьезного хирургического вмешательства и пересадки частей тела бегунов-чемпионов. Но 22 апреля 2018 года ровно 1 час и 59 минут я чувствовал себя профессиональным бегуном. Мне заплатили гонорар, выдали именную футболку и все считали, что я сотрудник «Алматы Марафона». А все потому, что я был пейсмейкером на дистанции 21,1 км.


Что такое пейсмейкер

Пейсмейкеры, или пейсеры (на сленге) – это бегуны, работающие не на личный результат, а на результат других. В профессиональном спорте эту роль отводят монстрам, которые несутся по трассе на скоростях свыше 20 км/ч и до определенного момента ведут за собой лидеров, после чего сходят с дистанции. В массовых марафонах, подобных алматинскому, пейсмейкеры существуют не для лидеров, а для бегунов-любителей, помогая тем показать свой лучший результат на дистанциях 42,2 или 21,1 км.

Мне досталось вести людей на знаковый, с точки зрения начинающих бегунов, результат – 1:59 на дистанции полумарафона. Сам помню, как три года назад я готовился выбежать половинку из двух часов. Тогда я не пользовался часами с GPS, не тренировался по графику и не думал о том, как буду питаться на дистанции. Финишное время было как раз 1:59, но будь у меня понимание, что надо сберечь силы на первой части дистанции, я бы показал результат лучше. Помощи пейсмейкера тогда мне очень не хватало.

Спустя три года, два марафона и десяток полумарафонов я готовился дать бегунам то, чего мне так не хватило в прошлом. Любимый бег впервые стал для меня работой. И она началась уже в стартовом кластере за 20 минут до старта. Мне предстояло завоевать доверие бегунов и ответить на десятки вопросов. За последние три года подход у бегунов стал гораздо серьезнее. Каким темпом мы побежим тот или иной участок, сколько раз будем пить, где есть гели и т. д. 


Рабочий день бегуна

После старта я ощутил, почему бегуны так любят говорить: «Марафон – не шахматы, тут думать надо». Вся трасса была промерена ногами, данные обработаны и нанесены на ламинированную бумажку, которую я не выпускал из рук от старта до финиша. Но и с такой подготовкой расслабляться не приходилось. Смотрю вперед и выбираю траекторию обгона очередного бегуна. Переношу взгляд на часы, сравниваю текущий темп с тем, что значится в плане. Ищу глазами напарника и одновременно пытаюсь оценить количество людей в нашей группе и их состояние. Затем вновь смотрю в план и на часы, прикидываю отклонение от графика, думаю, где можно нагнать. Если возможно, достаю камеру, делаю фото и отвечаю на вопросы бегущих рядом. Я чувствовал себя водителем автобуса. Но не таким, которые у нас гоняют, забив на ПДД, а нормальным, который едет по графику, не подрезает других и думает о пассажирах.

Разговоры и вопросы на забегах – только перед стартом и на первых километрах дистанции. Люди смеются над шутками, иногда даже шутят в ответ. Ближе к середине дистанции смеха меньше – все стараются сохранить дыхание и не задрать пульс. К финишу смеха почти не остается, хотя я не перестаю шутить и что-то рассказывать пыхтящим рядом парням и девушкам. Молчать нельзя, разговоры отвлекают и помогают не снижать скорость. При этом «фильтровать базар» надо тщательно, усталость приводит к раздражительности. Через день после забега знакомые в фейсбуке признались, что ближе к финишу хотели запихать мне в рот носки.

Финишировали с напарником в гордом одиночестве, но не потому, что нас прогнали бегуны. Это мы их «выпихивали из гнезда», убеждая ускориться перед финишем и отыграть еще десяток-другой секунд. Что касается меня, это был самый странный финиш за всю мою беговую жизнь. Без рывка из последних сил, пульса под 200 и гримасы боли в финишном створе. Из привычного было лишь облегчение от того, что все закончилось, я больше не на работе и теперь не несу ответственность за других бегунов.

Секреты, которые знает пейсмейкер

Быть пейсмейкером – это в первую очередь делиться опытом. Многие любители не делают разминку в достаточном объеме, опасаясь, что устанут еще до старта. Это неправильно, разминаясь перед своим первым марафоном, я набегал около 2 км. Но отправить людей разминаться было уже слишком поздно, поэтому начинал бежать спокойно и первые 2-3 км не задирал темп, давая организму привыкнуть к нагрузке.

Второй важный момент, который я прочувствовал на себе и старался передать бегунам, – стратегия. Первая половина должна быть медленнее второй, это путь к максимальному результату. В Алматы это особенно актуально, так как до девятого километра бежать приходится преимущественно вверх. Много времени тут не отыграть, зато можно выжать себя без остатка. Наверстать время можно позже, когда трасса идет под уклон.

При правильных тренировках и наличии прикидок (пробы темпа на участках дистанции) понять, где беречь силы, а где дубасить на все деньги, несложно. Перед крупными соревнованиями организаторы устраивают разбор трассы, на котором опытные бегуны рассказывают об особенностях маршрута. Гораздо сложнее рассчитать свои силы и первую половину бежать так, чтобы и времени не проиграть слишком много, и на второй прибавить. Вот здесь и стоит пользоваться пейсерами, чтобы правильно рассчитать силы. Но все равно лучше бежать с более медленной группой, а потом ускориться, чем быть настигнутым на финише теми, кого перед стартом ты за соперников не считал.

Главное беговое событие позади, но впереди еще столько интересного, что твои мышцы будут в шоке, когда узнают, где ты хочешь стартовать. Самым ярким событием я считаю Ironman 70,3 Astana, который пройдет в Казахстане в июне. И я обязательно расскажу, как готовился проплыть 1,9 км, проехать на велосипеде 90 км, а потом пробежать свою любимую дистанцию 21,1 км и что из этого получилось. Забегая вперед, скажу, что не получилось из этого ровным счетом ничего, но от этого история только выиграла. Мало кто готов делиться своими неудачами, а ведь слышать и читать о них гораздо полезнее, чем об успехах.


Автор: Павел Ким
Фото: Алексей Мальченко,  Wild Irbis Pro, Павел Ким

Gagarin рекомендует
Рекомендуем
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500