Ультрамарафонец Марат Жыланбаев: «Нельзя сидеть на месте!»
Спорт 24.05.2017| 832
Существуют люди, бросившие вызов устоявшимся правилам, перешедшие границы человеческих возможностей, преодолевающие серьезные жизненные преграды, живущие вопреки. Благодаря суровым условиям, они становятся теми, кто они есть. Шотландец Уильям Грант стал первым известным миру, производителем односолодового виски, пережив немалое количество взлетов и падений. Также жизненный путь Марата Жыланбаева представляет собой постоянный вызов и преодоление трудностей. Ранняя потеря родителей, детдом, тяжелейшие испытания и характер, который уже, кажется, ничего не сломит. Gagarin.tm и Glenfiddich продолжают совместный проект, посвященный казахстанцам, которые являются первопроходцами и знаковыми персонами в своих сферах.

Марат Жыланбаев – пожалуй, единственный человек на Земле, который благодаря невероятной силе воли и собственной программе тренировок сумел пробежать через крупнейшие пустыни Азии, Африки, Австралии и Америки. Пустыню Каракумы в Туркмении он преодолел в одиночку. Марат является семикратным обладателем рекордов Книги Гиннесса, мастером спорта международного класса по легкой атлетике.

Его рекорды, установленные еще в 90-х годах прошлого века, до сих пор остаются непревзойденными.


- Вас называют самым выносливым человеком планеты. В какой момент вы поняли, что можете многое преодолеть?

- Каждый человек ставит перед собой цели, которых может быть сотни, тысячи, но добиваемся мы только нескольких. Когда я ставлю перед собой цель, то стараюсь изучить ее полностью и иду к ней.

- Когда вы начали ставить себе цели?

- С тех пор как попал в детдом, где пытался понять психологию коллектива: как себя вести, как не быть битым сильными и прочее. Одна из самых первых моих целей сейчас звучит наверняка забавно. Но в тот момент для меня она была очень важной.

После третьего класса нас, детдомовских, отправили в пионерский лагерь, где нам попалась воспитательница, которая рассказывала о том, что если вы не верите в Бога, то попадете в ад, где вас будут жарить черти. После этого я стал бояться темноты, хотя до этого считал, что вообще никого и ничего не боюсь.

По возвращению я рассказал об этом воспитателям детдома. На что мне сказали: «Ерунда! Бога нет. Иди в библиотеку, почитай книжку про атеизм». Название книги я уж не помню, но мне понравилось, как это было написано. Я почитал одну книгу, потом вторую, третью, всего штук десять, чтобы уже наконец опять перестать бояться. В итоге я стал убежденным атеистом. Хотя сейчас ко всем религиям отношусь положительно.

- Повзрослев, вы поставили цель стать супермарафонцем, к тому же специализирующимся на пустынях.

- Мне всегда было интересно раздвигать границы возможностей нашего организма. Я много читал на эту тему, имел физкультурное образование. Встречался с известными учеными: Николаем Амосовым – всемирно известным кардиохирургом, Виталием Воловичем – человеком, который готовил программы для космонавтов. С их помощью я изучал работу сердца и организма в целом.

Раньше я бежал марафоны, как все. То есть, по международным правилам, когда через каждые пять километров стоят пункты питья и еды. Пробежал таким образом 70 марафонов, пока не познакомился с Воловичем, Амосовом и их работами.

Виталий Волович, например, описывал случай, когда в пустыню отправили две группы военных. У одних был ограниченный запас воды – два с половиной литра в сутки. У второй – запас воды был неограничен. Обе группы сопровождали медики, которые следили за состоянием их здоровья.

Удивительно, но одна из этих групп не смогла пройти маршрут из-за обезвоживания. И это была та группа, у которой было неограниченное количество воды! 

Волович сделал вывод, что в жару человек пьет очень много воды и много потеет. Вместе с ней обильно выводятся важные соли и микроэлементы. Эти соли удерживают в организме воду, но с их выводом происходит обезвоживание. Человек просто-напросто не может напиться.

Я поставил подобный эксперимент со своими детьми. Однажды мы пошли в горы в Каркаралинск, где нет дорог и машин. Я рассчитал, что мы будем идти 7-8 часов. Взял двух дочек 12 и 16 лет и полуторалитровую бутылку воды на троих на весь маршрут. Было жарко, мы останавливались попить по маленькому глоточку, дойдя до озера и вернувшись назад с этой самой бутылкой.

На следующий день мы пошли почти по такому же маршруту, но чуть длиннее. Теперь я уже не ограничивал их в количестве воды. Каждая из них взяла по полуторалитровой бутылке, и по возвращению выяснилось, что они выпили столько же, как и вчера. Думаю, что если бы в первый день я разрешил им каждой пить по полтора литра, то они бы все и выпили.

- Как-то эти знания пригодились в вашем довольно драматичном забеге в Долине Смерти в Неваде?

- Ультрамарафон в Долине Смерти является самым сложным в мире забегом на выносливость. Это одно из самых жарких мест на планете, здесь зафиксирована высочайшая температура в воздуха в мире – +56,7 градусов Цельсия.

Старт проводится ежегодно в самые жаркие дни. Забег начинается с отметки 86 метров ниже уровня моря, затем нужно пробежать 215 километров через пустыню, преодолеть три перевала и финишировать на горе Уитни на отметке 2548 метров.

В том году жара в Долине Смерти была самой большой за все время проведения соревнований, термометр в тени показывал 51 градус, а на солнце – 67 градусов. Многократный победитель этих гонок Маршал Ульрих впервые не выдержал и сошел с дистанции. Также с дистанции сошло более половины участников соревнований.

Перед состязаниями в Долине Смерти я уже был умудрен опытом и научился бегать по пустыням без воды. Поэтому в подтверждение своей клички «Camel» (Верблюд), которую мне дали американские газеты, я отказался от приема воды и защитного костюма. Что в итоге стало моей ошибкой. Таким образом мне удалось экономить время и лидировать, но я получил тепловой удар.

После первого удара меня откачивали 40 минут. Жюри объявило: «Camel сдох».

Но я встал, побежал дальше, догнал всю группу и опять стал лидером. Воду пить начал, но поздно – соли уже были вымыты из организма. Так я получил второй тепловой удар. На этот раз меня откачивали час. Я опять встал и побежал, но из-за судорог мне удалось дойти лишь вторым.

- Легко ли решиться отправиться одному через дикую пустыню? Например, через те же Каракумы.

- Как я уже говорил, ставя цель, я ее обязательно изучал. Переписывался с учеными-«пустынниками», слушал их лекции. Специально ездил в единственный в СССР Институт пустынь в Туркмении, где встречался со змееловами, пастухами, чтобы узнать, как там выживать в пустыне, что можно есть.

В пустынях можно есть практически все, ту же змею, ящерицу или скорпиона. Нужно лишь знать, как их готовить. А если слишком легко поймал суслика-песчаника, то употреблять в пищу его уже нельзя, так как он наверняка болен чумой.

Но самое опасное в пустыне – это бежать по тому месту, где грызуны роют норы – в них можно провалиться по колено. А еще опаснее, что в этих норах иногда селятся змеи, они могут ужалить, если ты на них наступаешь или пробегаешь рядом. Но эти места я научился узнавать по специфическому запаху, ведь они ходят «по нужде» недалеко от своих нор.

Также в пустынях надо знать, куда ставить палатку, чтобы избежать встреч со скорпионами, каракуртами, клещами. Одного из клещей, кстати, мне пришлось вырезать, так как под рукой не было масла или жира, чтобы смазать место укуса и легко его удалить.

- Есть ли какой-то посыл в ваших экстремальных забегах? Философия?

- Я хотел быть пионером. До того, как я начал бегать по пустыням, я уже был достаточно подготовленным бегуном, знал, что не умру с голоду в любой местности, мог есть агаву, черепах, прочую живность, сушил змей. Мне хотелось показать, что возможности человека можно расширить за счет тренировок.

- О чем вы думаете, когда бежите?

- Прежде всего нужно думать о беге. Это обязательное условие, чтобы чувствовать свой организм: как работает сердце, ноги, мышцы, суставы.

Я почти никогда не носил наушники при беге, потому что с ними я «отключался», подобно тому, как водитель в автомобиле с громкой музыкой в салоне не слышит работу двигателя его машины. Потому и человек, бегущий в экстремальных условиях, должен прислушиваться к себе, чтобы, в случае чего, услышать «подозрительный стук».

Конечно, при беге я думаю о разном: о делах, проблемах, семье, друзьях, тренировках, работе. Наблюдаю, как меняется природа, которая, бывает, надоедает, если бегу один и тот же маршрут. Но интересно бегать в тех местах, где еще не был. Допустим, в Австралии, где недалеко от тебя находятся эму, кенгуру или летают большие попугаи.

- Есть у вас последователи, которые смогли превзойти вас?

- Был один китаец, который тоже пробовал бежать по пустыне. Он встречался со мной, расспрашивал про мой опыт. Но я всего не рассказал.

- А нам уже можете рассказать?

- Я уже почти год как все рассказываю.

- Чем вы занимаетесь сейчас?

- Я переехал из Экибастуза в Астану. Два с половиной года назад у меня родилась дочка, и поэтому я решил все свое время посвятить семье. Кроме того я сейчас тренирую любителей бега.

- В чем заключаются эти тренировки?

- Я учу их правильно бегать. Мы, конечно, все умеем бегать с детства. Но если хочется преодолевать большие расстояния, то важно делать это правильно. Я могу поставить технику бега любому человеку любого возраста, при котором он не получит самую распространенную у новичков травму – травму колена или не посадит себе сердце.

Для новичков опасность несут многочисленные любительские статьи в интернете на тему бега, которые не проходят рецензию, как, скажем, книги.

Авторы для раскрутки своего блога или другого ресурса часто пишут публикации, в которых намешаны научные данные и их личные домыслы, и на выходе мы получаем мотивационную статью о том, как научиться за три месяца пробегать марафон. За это время, человек просто травмирует себе колени и «убьет» сердце.

- Есть ли ваше правило жизни, которым вы могли бы поделиться с читателями Gagarin.tm?

- В Лувре висит картина «Плот «Медузы». В основу ее создания легло реальное происшествие, в котором потерпел крушение фрегат «Медуза», и из-за нехватки лодок был построен этот плот для эвакуации 147 человек. За 8 дней в живых из них осталось только 15 человек. На плоту было две бочки воды, пять бочек вина! Люди могли бы продержаться и большинство могло выжить. Это понимали многие, в том числе и художник Теодор Жерико, который нарисовал эту картину.

Один исследователь задался вопросом, почему так произошло? И он понял, что человек, попадая в экстремальные условия, чаще всего погибает от страха.

Сам я без страха на тренировках пробегал 85 километров в любую погоду – дождь, зной, буран, мороз. Это было экстремально, но мне не было страшно. Зато мне было страшно читать истории в газетах, где люди замерзали в застрявшей машине в пяти километрах от дома или населенного пункта.

Поэтому человек не должен ничего бояться. Нельзя сидеть на месте, надо всегда вставать и идти. Если человек не паникует, перебарывает свой страх, он имеет много шансов выжить в любых условиях. Как та лягушка из притчи, которая попала в ступу с молоком и прыгала до тех пор, пока молоко не взбилось в масло.


Записал Тимур Полатов

Фото Евгении Сейбель-Абаевой и из личного архива Марата Жыланбаева

Gagarin рекомендует
Рекомендуем
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500
Если заголовок не большой но нужно добавить подзаголовок
  • Технологии
  • 25-02-17 | 500